Даниель Нони — Калигула — Принцепс, родившийся в пурпуре читать онлайн

Дорогие посетители!
Извините, что обращаемся к вам с просьбой!
Сайт существует на скромные пожертвования читателей и мы будем вам очень признательны, если вы окажете посильную помощь.


Калигула родился в Анции, в Италии в 12 году н.э., когда его отец Германии был консулом. Последнее обстоятельство словно заставляет задуматься, не был ли уже тогда Калигула предназначен управлять империей. Его мать Агриппина приходилась внучкой Августу, поскольку была дочерью Агриппы и Юлии I, дочери Августа. После смерти Агриппы на его вдове по настоянию Августа женился Тиберий. Впоследствии из-за распутства Юлии Тиберий оставил ее и переселился на остров Родос, а Юлия была отправлена в ссылку, поскольку ее безнравственное поведение ставило под угрозу авторитет самого Августа, ее отца. Похоже, что Юлия была нимфоманкой: она предпочитала любовные связи с известными людьми и как бы выставляла напоказ свою безнравственность. Для Августа, который заботился о чистоте нравов и укреплении института брака, особенно среди сенаторов, это был вызов, чуть ли не политически значимое противостояние.
Повлияла ли высылка из Рима матери на судьбу ее старших сыновей — Гая и Луция? Гай, до своего консулата и в ходе его в I веке н.э., исполнял важную миссию на Востоке, однако затем ушел в отставку и жил как частное лицо. Позднее он умер в Луке. Несмотря на официальные почести во время похорон, было известно, что в последние годы Гай находился в разладе со своим приемным отцом. Что же касается Луция, то он скончался в Марселе от болезни, когда направлялся в легионы, расквартированные в Испании. Произошло это 20 августа 2 года н.э. Детей они не оставили. Были еще Агриппа Постум, их младший брат, и две сестры — Юлия II и Агриппина I. Постум, родившийся в 12 году вскоре после смерти своего отца, после смерти братьев стал приемным сыном Августа, как и Тиберий, вернувшийся из своей добровольной ссылки с Родоса во 2 году н.э., когда ему было уже сорок четыре года. Однако шестнадцатилетний Агриппа Постум был, вероятно, не совсем психически здоров. Он обладал жестоким и буйным нравом, что совсем не устраивало его деда Августа. В итоге Агриппа Постум был выслан из Рима в Суррент.
Сестра Агриппы Постума Юлия II была замужем за знатным римлянином. Другая сестра — Агриппина I, в 5 году до н.э. вышла замуж за Германика, сына Друза I, бывшего одним из выдающихся полководцев эпохи Августа и прославившегося на полях сражений в Центральной Европе и в Германии. Друз I скончался от гангрены во время боевой кампании в 9 году до н.э., побывав до этого консулом. Супругой его была Антония, дочь Марка Антония, былого соперника Августа, и Октавии, сестры Августа. Смерть Друза в возрасте всего лишь тридцати одного года была воспринята в Риме как всеобщая трагедия. Кроме Германика, родившегося в 15 году до н.э., у Друза был сын Клавдий, будущий император. Брак Германика и Агриппины в 5 году до н.э. последовал за усыновлением Германика Тиберием, у которого уже был один сын — Друз II.
Эта система усыновлений кажется запутанной только внешне. Римляне всегда были приверженцами тесных семейных уз; кроме того, Августа все уважали как самого известного из римлян. По сути дела, практика усыновлений представляла собой как бы двойное страхование: Тиберий имел собственного сына, а Германии являлся его племянником и вместе с тем становился его старшим сыном. Можно без преувеличения сказать, что в последние десять лет жизни Августа, с 5 по 14 годы н.э., его семейная политика и общественная деятельность вращались по преимуществу вокруг семьи Германика. Юлия II была выслана из Рима за распутное поведение; Агриппа Постум выслан в 6 году н.э. сначала в Суррент, а затем — на небольшой остров Планазию. Дочь и внучку изгнали за безнравственное поведение, внука и приемного сына — за буйный нрав. После этого Август и стал проявлять повышенный интерес к семье своей третьей жены — Ливии и особенно к Германику и Агриппине.
Отец Калигулы — Германик — родился 24 мая 15 года до н.э. в Риме и получил наследственное прозвище Германик, присужденное его отцу Друзу I в честь его побед в Германии. Он получил блестящее образование на греческом и латинском языках. Природные способности и страсть к познанию сделали Германика известным оратором, любившим выступать на судебных процессах, что еще больше увеличивало его популярность. Активную общественную жизнь он начал в семнадцатилетнем возрасте. В 4 году н.э. он по приказу Августа был усыновлен своим дядей Тиберием. Август и Тиберий позаботились о том, чтобы Друз II и Германик сделали хорошую карьеру. Германик женился на Випсании Агриппине. Через год — в 5 году н.э. у них родился первый сын Нерон, затем второй — Друз III. Всего же у них было шесть сыновей и три дочери. В 7 году Германии стал квестором, тогда же Август направил его в Иллирию, где он впервые принял участие в боевых действиях. Затем он стал сенатором, что давало ему возможность претендовать на консульство.
Калигула, получивший имя Гай, не был старшим ребенком. К тому же до него у Агриппины и Германика в 11 году родился сын, названный Гаем, однако, прожив всего год, он умер. Смерть эта стала тяжелым ударом для Августа. Поэтому Калигула, получивший также имя Гай, как бы занял место своего умершего брата и, возможно, психологически ощущал это. Следует иметь в виду и то, что ни Августом, ни Ливией он не предназначался к верховной власти. О первых двух годах жизни Гая в Риме сохранилось мало сведений. Похоже, что Август любил его, как и всех своих детей и внуков. Светоний приводит отрывок из письма императора Агриппине: «Вчера я договорился с Таларием и Азиллием, чтобы они взяли с собой маленького Гая в пятнадцатый день до июньских календ, коли богам будет угодно. Посылаю вместе с ним и врача из моих рабов; Германику я написал, чтобы задержал его, если захочет. Прощай, милая Агриппина, и постарайся прибыть к твоему Германику в добром здравии» (Светоний, Калигула, 8).
Что касается его прабабки Ливии, то она всегда заботилась о своей большой семье. То же можно сказать о его бабке Антонии и матери — Агриппине. Однако эти знатные матроны управляли большими домами и вряд ли могли уделять много внимания малышу. Гая поручили заботам рабыни-кормилицы и наставника. Тем не менее и Ливия, и Антония, и Агриппина любили Гаи и заботились о нем. В начале лета 14 года малыш отбыл вместе с матерью в Германию, где тогда воевал его отец.
Проблема Германии вновь стала одной из важнейших для Августа и сенаторов. Со времен походов покорителя Галлии Юлия Цезаря, который отличился также среди кельтов и германцев, прошло уже немало времени. Кельты, организованные в общности и города, представляли общества аристократического типа, скорее эллинизированные, чем романизированные, имеющие активные торговые и политические связи с Римом. Эти территории — от контролируемой Римом Нарбоины до независимой Бельгики — по-разному взаимодействовали с Римом, однако ни Рейн, ни Ла-Манш не являлись препятствиями во взаимоотношениях галлов со своими братьями по расе — бретонцами или германцами. Цезарь полагал, что ему удастся пересечь Ла-Манш так же легко, как и Рейн. Однако угроза нападения Ариовисты и германцев на Галлию заставила Рим поставить свои легионы на Рейне. Галлы, особенно аквитанцы, не были полностью покорны римлянам; римские легионы в течение столетия, последовавшего после гибели Цезаря, не только дислоцировались в провинциях Галлии, но и принимали участие в подавлении восстаний.
Август часто бывал в Галлии, а его пасынок Друз I активно действовал на западных границах после смерти Марка Агриппы. Завершая начатое завоевание (в это время в Лионе родился его сын Клавдий), Друз I выступил как командующий рейнской армией. В это время на первое место выдвигается план обширных завоеваний, включавший захват придунайских регионов и Германии вплоть до Эльбы. Этот план полностью не был реализован, однако римскими легионами были покорены огромные территории — Иберийский полуостров и Галлия от Римини до Рейна, и Август, следуя за Цезарем, стремился продолжить его завоевания.
Непокорная Аквитания с завоеванием Пиринейского перешейка была изолирована от независимой Испании. Август лично руководил военными действиями против кантабров и астурийцев. Южные Альпы, являвшиеся препятствием в сношениях с Галлией, поскольку кратчайший путь проходил через перешеек, были завоеваны, хотя и с немалым трудом. После создания в Галлии трех провинций при Агриппе и Друзе I процесс завоевания швейцарского и пьемонтского плато на севере Альп был завершен, а через две провинции — Ретию и Норик — контролировались регионы Рейна и Верхнего Дуная. Тиберий продолжил завоевание Паннонии, которая вошла в состав Иллирии в целях защиты самой уязвимой части границы Италии, а из провинции Мезии осуществлялось покорение племен по всей продолжительности Дуная вплоть до Черного моря, чтобы лучше обеспечить безопасность Балканского полуострова.
Общий ход завоеваний включал кампании Друза I, начиная с 12 года до н.э. Проникая в Германию в целях осуществления контроля на Нижнем Рейне и Северном море, римские армии дошли до Эльбы. Однако в ходе этих завоеваний в 9 году до н.э. Друз I умер. Его дело продолжил Тиберий. Завоевание осуществлялось не только усилиями римлян, но и германцев, которые набирались во вспомогательные войска. В отношении независимых вождей германских племен проводилась политика подкупа — им предоставлялось римское гражданство, а также внедрялась система клиентелы. Нельзя не сказать и о том, что эти завования, в которых проявлялся воинственный пыл молодых римских нобилей, служили неплохим аргументом для оправдания монархического режима, которому таким образом как бы благоволили римские боги. Золотые и серебряные монеты, выпущенные в Лионе, дают символический образ двух воителей — Тиберия и Друза I, стяжавших лавры победителей во имя Августа, также изображенного на этих монетах.
Однако начиная с 6 года н.э. появляются серьезные трудности. Восстала недавно завоеванная Паннония и понадобилось три года, чтобы умиротворить этот регион. Покорение Богемии также столкнулось с большими сложностями. Ослабление римского военного могущества не осталось незамеченным германцами.
Находящимися здесь легионами командовал родственник Августа Публий Квинтилий Вар, который являлся зятем Октавии. Вероятно, у него не было военных способностей Тиберия или Друза I. Его войска испытывали немало страданий от затянувшейся войны, поскольку завоевание этой страны оказалось делом более сложным, чем покорение Галлии. Освоенные территории были незначительны, к тому же почти сплошь покрыты лесами или болотами. Германцы, которые любили воевать и которых римляне использовали во вспомогательных войсках, нередко проявляли непокорность, как и галлы, особенно если римляне усиливали эксплуатацию земель и фискальный гнет. Германский вождь Арминий, принявший римское гражданство и получивший командование над легионами, организовал заговор, положивший начало восстанию. Некомпетентные приказы и слабое командование привели к гибели в 9 году н.э. в Тевтобургском лесу трех считавшихся лучшими легионов — семнадцатого, восемнадцатого и девятнадцатого. Римский командующий Вар погиб вместе с ними. В Риме более всего надеялись на эти элитные войска и не знали подобной катастрофы с 55 года до н.э., когда армия Красса была уничтожена под Каррами. Гибель нескольких когорт при умиротворении восставшего региона, в крайнем случае — легиона и его командира, тогда как основная часть армии сохранялась, это еще можно было допустить. Но гибель главного экспедиционного корпуса и возникновение угрозы вторжения в мирные провинции — это было непереносимо. Обеспокоенность усиливалась и потому, что приходилось опасаться нового восстания галлов, как это было по призыву Версингеторикса в 52 году до н.э., или вторжения, сравнимого с вторжением кимбров и тевтонов в Италию в 106 году до н.э.
Август сам очень страдал, и кошмар о гибели легионов Вара часто преследовал его по ночам. Более того, солдаты обходились недешево и набрать новые легионы взамен погибших в Германии было трудно. К тому же такие наборы никогда не пользовались популярностью в Италии, хотя это было единственное, что можно было сделать для поддержания боеготовности войск в Иллирии и на Балканах.
Тиберий, который находился в Паннонии, был послан в Германию для исправления ситуации. Он отошел на правый берег Рейна, обеспечивая защиту левого берега и сохраняя в Галлии спокойствие: там он оставался с 10 до 12 годов н.э., так же долго, как перед этим в Паннонии. Он хорошо знал этот район, так как уже командовал здесь после смерти Друза I, но было рискованно разрешить соправителю удалиться далеко от Рима в то время, как Август, у которого всегда было слабое здоровье, достиг семидесяти пяти лет. Принцепс решил отозвать Тиберия, заменив главу германской армии на Германика.
Здесь мы видим своеобразное наследование, поскольку это имя отождествлялось с победами в Германии его отца Друза I более двадцати лет назад. Он управлял консулатом, что давало ему право командовать армией, а также руководить провинциями. Он и тогда еще легат Тиберий дали доказательства своей личной смелости и своей способности к управлению, за что удостоились официальной награды римского сената, как и за то, что принесли в Рим новость об успехе, большую часть которого Друз присвоил себе. В 11 году н.э. он с Тиберием, уже осуществившим миссию в Германии, руководил, в частности, играми в честь годовщины Августа на всей германской территории, удивляя этой демонстрацией местных жителей и заставляя их думать о силе Рима. Год его консульства, наконец, был отмечен победой Тиберия в Паннонии, церемония празднования ожидалась в 9 году, но была отложена из-за разгрома Вара. В 13 году Германии был консулом в Риме, участвуя в дебатах с сенатом о введении новых налогов; тогда он раскрыл свои способности руководителя. В Галлию он отослал наместника, в то время как Тиберий официально получил по закону не только власть трибуна, которую уже имел первый раз в 6 году до н.э., но также управление провинциальными войсками, разделенное с Августом. Для завершения объединения Тиберий и Август провели перепись населения в 13 году, которая закончилась в мае 14 года.
Август также обеспечил распределение обязанностей в зависимости от способностей каждого из своих родственников. Приемный брат Германика Друз II был удостоен чести консулата. Германии в возрасте двадцати восьми лет был поставлен командовать восемью легионами в Германии.
Маленький Калигула наверняка не мог видеть в это время блестящей карьеры отца. Но вряд ли можно сомневаться в том, что плодовитость его жены и внучки Августа, уже родившей трех мальчиков, была дополнительным аргументом в пользу их отца, который столь успешно продолжал династию Юлиев.
Германии уехал в Германию в 13 или в начале 14 года без своей семьи. Но если брак был запрещен в римских легионах, то семьи нередко сопровождали офицеров. Агриппина, очень привязанная к своей матери, получила разрешение императора на отъезд. Калигула тогда не участвовал в военном путешествии; где-то между Римом и Лациумом, как свидетельствует письмо Августа, уже цитировавшееся Светонием, он нашел своего отца. Свое детство он провел в отдаленных лагерях. Здесь начинался его жизненный путь и его популярность среди солдат.
Этот последний год принципата Августа, похоже, был достаточно спокойным для Германика и его семьи. Полководец продолжал осматривать и реорганизовывать римские войска. Это было необходимой работой, поскольку, вследствие разгрома Вара, приходилось набирать, нередко силой, новых рекрутов в Риме и в Италии, которые не имели никакого военного опыта. Эти новые легионеры соприкасались с другими недовольными, ветеранами, которые приближались к пятидесятилетнему возрасту, но должны были ждать по причине нехватки в численном составе, заслуженной отставки, иногда в течение десяти лет. Восемь легионов были поручены, четыре и четыре, двум легатам и сопровождались вспомогательными войсками, хорошо обеспеченными, собранными главным образом в Галлии, на Иберийском полуострове и в самой Германии. Среди его офицеров были римляне, иногда недавно прибывшие. Дисциплина держалась ценой неусыпного внимания к кадрам и воспоминаний о недавнем поражении Вара, живших в умах как солдат, так и офицеров. Было очевидно для всех, что Германику поручено окончательно завоевать Германию, и эта перспектива вызывала всеобщий энтузиазм.
Но Германик был также наместником Галлии и, кроме обычных судебных заседаний, которые он контролировал в различных городах, он должен был в этом 14 году заняться переписью, чтобы определить число лиц, подлежащих обложению налогом. Эта процедура не вызывала ликования, так как постоянно увеличивались придирки и требования. Налоги и задуманная экспедиция в Германию были, впрочем, звеньями одной цепи, так как Август постоянно, в течение сорока пяти лет, стремился обеспечить равновесие между государственным бюджетом, которому он помогал, пополняя своими личными средствами, и военными расходами. Разница с другими экспедициями состояла в том, что войны в Германии и Паннонии стоили больше, чем они давали. Неприятная процедура взимания налогов порождала ощущение подчинения. Находясь вместе с Агриппиной, которая снова забеременела, и маленьким Гаем, которому 31 августа 14 года пошел третий год, Германик получил известие о том, что в Ноле скончался император Август.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.