Классическая оперетта: Оффенбах, Штраус, Легар. История, слушать онлайн

Дорогие посетители!
Извините, что обращаемся к вам с просьбой!
Сайт существует на скромные пожертвования читателей и мы будем вам очень признательны, если вы окажете посильную помощь.


Классическая оперетта

Жак Оффенбах — Иоганн Штраус-младший — Франц Легар

Памятник Иоганну Штраусу-младшему в Венском парке

Трудно представить музыкальный жанр, который подвергался бы стольким сомнениям и нападкам, как оперетта. Но, несмотря ни на что, лучшие ее образцы доказали свою жизнеспособность и по сей день радуют слушателей во всем мире.

Жанр оперетты, сложившийся в середине XIX века, уходит корнями к традициям музыкально-комедийных спектаклей, распространенных у многих народов. Синтез слова с музыкой, пением, танцем и клоунадой лежал в основе итальянской комедии дель арте, испанского народного фарсового театра и французских ярмарочных представлений. Именно ярмарочные театры Парижа породили предшественницу оперетты — комическую оперу, в которой вокальные сцены чередовались с разговорными, а занимательный сюжет был насыщен пародией и сатирой. На этой почве и возникла французская оперетта — театральное представление, где музыкальные номера перемежаются диалогами. Как и в опере или балете, в музыке нового жанра воплощались характеры и взаимоотношения персонажей, развивалось действие и утверждалась главная идея произведения. Но, в отличие от оперной, музыка оперетты имеет, как правило, популярный, песенно-танцевальный облик, тесно связана с интонациями и ритмами массового быта и музыкальной эстрады. Вот почему оперетте никогда не был присущ налет элитарности, характерный для оперы, — ведь она была обращена к самой широкой зрительской аудитории и пользовалась ее неизменной любовью.

Жак Оффенбах, фотография Ф.Надара.

Публика в театре «Буфф-Паризьен» Карикатура Э. Байяр, 1860 г.

Колыбелью оперетты стали бульвары шумного, веселого Парижа 1850-х годов. В 1854 году композитор Флоримон Эрве (1825-1892) открыл в помещении одного из кафешантанов собственный театр «Фоли-Нуво» (в переводе с французского «новые безумства»), Театр оправдывал свое название. Дело в том, что во избежание соперничества с привилегированной парижской «Комической оперой» Эрве разрешили ставить одноактные спектакли лишь с двумя действующими лицами. Автору пришлось искать пути обхода запрета. В его опереттах стали появляться глухонемые персонажи и куклы, начинавшие вдруг петь, или труп, летающий по сцене и время от времени становящийся за дирижерский пульт, а в одной из пьес звучал терцет для двух героев и отрубленной головы. Пожалуй, нет другого жанра, история которого начиналась бы с подобных «безумств». Но эти сумасбродные представления пользовались колоссальным успехом. За один только 1854 год Эрве сочинил 18 буффонад. Тем не менее, осознавая, что репертуар театра нуждается в постоянном обновлении, композитор пригласил других авторов. В «Фоли-Нуво» состоялся дебют будущего автора популярных опер и балетов Лео Делиба (1836-1891) и Жака Оффенбаха (1819-1880). Сотрудничество Оффенбаха с Эрве продлилось недолго: уже в 1855 году он открыл на Елисейских полях собственный театр «Буфф-Паризьен». И хотя новое заведение сравнивали с газетным киоском и даже с мусорным ящиком, в вечер премьеры к нему съехалась вереница экипажей. Гвоздем программы явилась буффонада «Двое слепых» о нищих музыкантах, притворяющихся незрячими, чтобы разжалобить прохожих. К концу 1855 года крохотное помещение не могло выдержать натиска публики, и «Буфф-Паризьен» переехал в новое здание неподалеку от «Комической оперы». Вскоре совместно с либреттистом Л. Галеви Оффенбах начал работу над опереттой по мифу об Орфее и Эвридике, неоднократно получавшем воплощение в музыке. Премьера «Орфея в аду» (1858), в котором античность низводилась до обыденно-будничного и сочеталась со злым гротеском, привела публику в недоумение. Но это не остановило композитора в создании острозлободневных сатирических произведений, высмеивающих нравы современников. В «Прекрасной Елене» (1864) древние греки предстали еще более циничными и распущенными, чем в «Орфее». Большой спектакль остроумно пародировал приемы серьезной оперы. Античные образы подверглись комической деформации, вызывая живые ассоциации с современностью. Не случайно в одной из первых постановок оперетты в Вене Менелай носил усы и эспаньолку Наполеона III, а Елена была загримирована под Евгению Монтихо.

Оффенбах оказался в зените славы. Из-под его пера один за другим выходили шедевры. В один год (1866) в содружестве с постоянными либреттистами А. Мельяком и Л. Галеви родились «Синяя борода» и «Парижская жизнь». Кровавая легенда о рыцаре Синяя борода, убивавшем своих жен, обернулась веселым рассказом о беспечном озорном донжуане, образ которого характеризуется в музыке бравурной польки. Сюжет «Парижской жизни», напротив, не был навеян ни мифом, ни сказкой. Здесь Оффенбах отказался от острой пародийности предыдущих произведений и рассказал «городской анекдот» с веселыми розыгрышами, невинной ложью и недоразумениями, где господствуют зажигательные ритмы вальса и канкана.

Гортензия Шнейдер, примадонна Оффенбаха, в оперетте «Герцогиня Герольштейнская»

Эскиз декорации и костюмов к опере «Сказки Гофмана», 1881 г.

После успешных постановок «Герцогини Герольштейнской» (1867), «Периколы» (1868) и «Трапезунде-кой принцессы» (1869) удача отвернулась от композитора. В 1870 году разразилась франко-прусская война. Немецкое происхождение Оффенбаха было поставлено ему в вину. Либреттисты Мельяк и Галеви оставили композитора. В 1875 году он был вынужден объявить себя банкротом и закрыть театр. На склоне лет Оффенбах, на протяжении всей жизни мечтавший написать оперу, работал над «Сказками Гофмана». В этом произведении трудно узнать прежнего Оффенбаха, «ниспровергателя устоев». В трех новеллах, соединяющих произведения Гофмана и события его реальной жизни, богатство и благородство таланта композитора проявилось как никогда ярко. Смерть помешала ему закончить оперу. Она была завершена Э. Гиро и с успехом поставлена в «Комической опере» (1881), где некогда молодой Оффенбах начинал свою карьеру.

Со смертью Оффенбаха французская оперетта вошла в фазу упадка. В творчестве таких авторов, как Ш. Лекок, Р. Планкетт и Э. Одран, она утратила широту содержания, разнообразие форм и превратилась в непристойный фарс. Но эстафета Оффенбаха была подхвачена в Вене. Туда оперетта попала вскоре после своего рождения в театре «Буфф-Паризьен». Оффенбаховские произведения триумфально шествовали по Австрии. С 1860-х годов стали появляться первые венские оперетты. Композитор Франц Зуппе, главный дирижер «Театра ан дер Вин», в небольших одноактных спектаклях подражал Оффенбаху, стремясь вместе с тем использовать национальные сюжетные мотивы и фольклорные элементы. Но достижения Зуппе как основоположника венской оперетты померкли перед ослепительным даром Иоганна Штрауса-младшего (1825-1899). К тому времени как оперетта добралась до Вены, он уже прославился многочисленными вальсами. Но первая жена Штрауса Генриетта Трефц мечтала перетянуть мужа с концертной эстрады в театр, сделать из него композитора оперетты. Найдя союзника в лице директора «Театра ан дер Вин» М. Штейнера, она уговорила Штрауса приступить к созданию венской оперетты. В отличие от Оффенбаха, композитор так и не обрел постоянных либреттистов.

Генриетта Трефц, первая жена Иоганна Штрауса-младшего Портрет работы Дж. Бакстера, 1850 г.

Случайные содружества с драматургами, за немногими исключениями, возникали и рассыпались после очередного провала. Судьбы оперетт Штрауса складывались по-разному. Одни имели на премьере бурный, даже сенсационный успех — дань любви и признания автору; но на следующих спектаклях интерес публики быстро иссякал, и произведение сходило со сцены. Другие с самого начала были обречены на неудачу, и причина всегда таилась в либретто.

И. Штраус-младший. Литография Й. Крихубера, 1853 г.

Первый успех в жанре оперетты Штраусу принесла «Летучая мышь» (1874). Пьеса содержала занимательную интригу. Один из персонажей, нотариус Фальк, охвачен жаждой мести главному герою Габриэлю Эйзенштейну за то, что на костюмированном балу Эйзенштейн напоил Фалька коньяком и бросил на бульваре в костюме летучей мыши. На следующее утро нотариус был вынужден на глазах у всей Вены добираться домой в своем смешном наряде. В качестве мести на очередном балу Фальк устраивает великую путаницу мужей и жен, слуг и господ. Подобно «Парижской жизни» Оффенбаха «Летучая мышь» стала веселой хроникой родного города, насквозь пронизанной венским вальсом.

В течение нескольких лет после создания «Летучей мыши» на Штрауса сыпались несчастья. Оперетты «Принц Мафусаил», «Слепая корова» и «Ночь в Венеции» провалились. Наконец, в 1884 году композитор приступил к работе над оперой по повести венгерского писателя М. Йокая «Саффи». Но в процессе написания первоначальный замысел существенно изменился. «Цыганский барон» превратился в оперетту, тяготеющую к оперному жанру. Это отразилось и в серьезном сюжете, заменившем обычную веселую интригу, и в неторопливом развитии действия, которое изобиловало бытовыми сценами. Воплощая образы гордых и смелых цыган, Штраус проявил неистощимую мелодическую изобретательность, придав огромное значение цыганским и венгерским мотивам и ритмам.

«Цыганский барон» в постановке Ленинградского Малого оперного театра, 1941 г.

После удачной премьеры «Цыганского барона» критики в один голос твердили, что «композитор отвернулся от своего стиля так решительно, что возвращение к нему кажется невозможным». Однако Штраус принялся за поиски либретто для очередной оперетты. И хотя в его поздних произведениях, как обычно, звучат обаятельные, свежие мелодии, по художественному значению они далеки от уровня «Летучей мыши» или «Цыганского барона».

Незадолго до смерти Штрауса к нему обратился директор «Карл-театра» Ф. Яунер. Будучи убежденным, что штраусовская музыка может спасти его театр от краха, Яунер умолял композитора разрешить скомпоновать оперетту из старых мелодий. Возникнувшая в результате «Венская кровь» оказалась первой из многочисленных переделок штраусовских оперетт.

В начале XX века австрийская оперетта, в отличие от французской и английской, пришедших в упадок, вступила в полосу нового подъема. Но глубокие социальные потрясения отозвались в ней взрывом сентиментализма. Композиторов так называемой новой венской оперетты Ф. Легара и И. Кальмана часто упрекали за то, что они превратили ее в лирико-буффонный жанр, не оставив в ней места политической сатире. Однако за счет этого расширился содержательный и образно-эмоциональный диапазон оперетты.

В творчестве Франца Легара (1870-1948) оперетта вышла на новый виток развития. Трудно назвать другого композитора, который с такой полнотой и отчетливостью выразил бы общественные и экономические отношения своей эпохи и при этом нес бы слушателям такую теплоту и почти интимное откровение.

Памятник Францу Легару в Комарно

Легар родился в семье военного музыканта. Франц был старшим из шести братьев и сестер. Когда мальчику исполнилось 10 лет, семья переехала в Будапешт, где он начал учиться в гимназии. В 12-летнем возрасте он поступил в Пражскую консерваторию. После ее окончания Легар, идя по стопам отца, стал полковым дирижером и одновременно сочинял марши, танцы, песни и романсы. Спустя несколько лет молодой композитор начал обращаться к крупным жанрам. В 1896 году состоялась премьера его оперы «Кукушка». Ее успех оказался кратковременным, но в авторе уже пробудилось артистическое честолюбие. «Мои помыслы и стремления — сделать себе имя», — писал он в то время матери. Легар оставил карьеру военного музыканта и в 1902 году занял пост дирижера в знаменитом венском «Театре ан дер Вин». Тогда же он дебютировал в жанре оперетты спектаклем «Венские девушки». Представление имело ограниченный успех, как и последующие три оперетты. Мировая слава пришла к Легару лишь с пятой по счету опереттой «Веселая вдова» (1905). По признанию самого композитора, в ней он нашел собственный стиль: «Направление, которое взяла современная оперетта, зависит от направления времени, публики, от всех изменившихся общественных отношений. Я думаю, что шутливая оперетта не представляет интереса для сегодняшней публики… Автором музыкальных комедий я не мог бы быть никогда. Моя цель — облагородить оперетту. Зритель должен переживать, а не смотреть и слушать откровенные глупости…»

За двумя малоуспешными опереттами последовали произведения, закрепившие за Легаром репутацию классика нововенской оперетты: «Граф Люксембург» (1909), пронизанный вальсовыми ритмами, и «Цыганская любовь» (1910). 1910-е годы стали пиком славы композитора. «Веселая вдова» обошла весь земной шар. Его оперетты ставились в крупнейших венских и европейских театрах.

Судьба Легара в некоторой степени сходна со штраусовской -лишь небольшая часть его творческого наследия осталась в репертуаре: «Веселая вдова», «Граф Люксембург», «Цыганская любовь», изредка ставятся более поздние произведения «Фраскита» (1922) и «Джудитта» (1934). Несмотря на это, Легар вошел в историю как один из своеобразнейших композиторов оперетты. После его смерти этот жанр угас, переродившись в новую разновидность музыкального театра -мюзикл.

Памятник на могиле Ж. Оффенбаха на Монмартре, Париж

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.