Привет из 2004 года. Камызяк

Камызякский орнамент: зарисовки урбанизированного горожанина-2
Здравствуй, АЗС «Зульфия»!
«Да, подумал я входя из автобуса, в Астрахани именами своих супругов, детей называют все, но не заправки». Такое необычное начало знакомства с Камызяком я представить себе не мог. В душе даже стало стыдно за Астрахань, где регулярно мозолят газа «Гаспромы», «Лукойлы», «ЮКОСы». Казалось, что пройду еще немного и встречу на другой станции свое имя, впрочем, этого не случилось.
Экскурсовод-дилетант Лена (начало)
Второй раз мне удается попасть под дождь. Наверное, это природное невезение. 21 октября моя нога впервые ступила на камызякскую землю. Не особенно ухоженную и очень просторную. Такой участок за раз не обойдешь, подумал я. К вечеру мое мнение успело не только укорениться, но и обостриться: и за два раза тоже. Идя с конечной остановки сто восьмого маршрута, еще до конца не понимая, куда следует идти, я успел замечательно вписаться в огромный пустырь, кажущийся мне и теперь камызякской черной дырой. Наверное, хотелось быстрее попасть в культурный центр города, а потому вышло как всегда, когда хочется лучшего. Перебравшись на противоположный берег, я заметил достаточно взрослую женщину, тщательно протиравшую свои туфли в луже.
— Такое ощущение, — начал я разговор, — что у вас в Камызяке земля не особо цениться, — при этом я повел рукой в строну пустыря. – Это вроде, как бы и не окраина, а почему-то пустует.
— А, это. Это никому не нужно тут земля плохая.
— Скажите, а как пройти… — я на миг задумался, — как пройти в библиотеку.
Пойдемте, я вам покажу, как раз в ту сторону иду.
По пути жительница поделилась личным.
— Была в больнице, просила, что бы мать положили, у нее давление, а у нас скорая пенсионеров не везет в больницу. Хотя у матери давление под 300, ну приедут, сделают капельницу и уедут. Тут врачи очень нехорошие, им если принесешь, тогда положат. А так говорят, — ей 70, ну куда мы ее возьмем, местов нет. А еще жалуются, что мало платят.
И тут же она перескочила на другую тему:
— Дома холодно, тепло на дали, а нам летом как ЖЭК трубы в квартире отрезали, так и не сделали. На прием ходила, мастер пришел и удивляется, кто, говорит, отрезал. А я ему: ваши же и отрезали. Когда? А вот летом. Как текли, так сказали, сейчас отрежем, попозже сделаем, батарея так на полу и лежит.
Уже подходя к библиотеке, спросила:
— Писать будете?
— Вроде того, – и тут я услышал еще одну невеселую историю.
— Я вот, на ПМК работаю. Нас и не увольняют и мы толком не работаем. ПМК под банкроство подводят. Санакин (бывший глава района – Д.Ш.) обещал до нового года платить, потому что коттедж ему ПМК строит, а потом нас на биржу поставят.
Женщина не вкладывала в свои слова никакого потайного смысла, но сама того не зная обнажила серьезную проблему. По статистике в Камызяке, в этом году уровень безработицы, вроде снизился. И это можно даже поставить себе в заслугу, особенно если ты – глава района. Следующий год – не так уж и важно, главное статистические показатели не портить перед выборами. Опять же уважение сохранишь. А его, уважение, ой как хочется сохранить.
Так в беседе мы и дошли до моей первой цели и попрощались.
Я долго смотрел вслед удаляющейся камызячке и думал, вот ее мать, которой семьдесят лет, могла ли чаять, что внуки победителей (как сейчас называют людей среднего возраста) так с ней поступят, а ведь, наверное, в годы войны без устали трудилась для фронта. И в мирное время продолжала трудиться, приумножая богатства родины.
Тянущийся с утра дождь ненадолго загнал меня в библиотеку. Хотелось, во-первых немного отогреться, немного отдышаться, а во-вторых почитать «Маяк дельты» — местную районную газету. Тут меня застала очередная неожиданность. На мою просьбу, ознакомиться с подшивкой за текущий год, библиотекарь извиняющее сообщила, что за весь год не можно, так как первый квартал районные власти не оплатили подписку библиотеке. Я очень удивился.
— Как это, в главной библиотеке района и нет главной районной газеты?
Библиотекарь извиняюще пожала плечами и удалилась. За соседним столиком сидела молоденькая девушка, которая слышала наш разговор.
— А вы из города? – спросила она.
Я кивнул.
-Вы про нас писать будете?
Я вторично кивнул.
— Вы можете написать, что у нас в общежитии до сих пор тепла нет.
Она еще многое что говорила. Выяснилось, что она сирота, приехала в Камызяк из города (несмотря на то, что Камызяк сам, собственно говоря, город с 1973 года, здешние городом называют Астрахань).
Девушка представилась Леной, она учащаяся Профессионального лицея № 24. Ей 16 лет, но рассуждает она уже как взрослая:
— Я не могу понять, почему власть, после того как ее выберут, грабит своих выбирающих.
Далеко пойдет.
Ну очень краткая история
Камызяк основан в 17 в. как рыбацкое селение на одном из главных рукавов волжской дельты Камызяк, по которому и получил название. Гидроним из казахского камысозек — "камышовый проток" (камыс — "камыш", озек, узяк — "проток"). С 1918 года село.
Экскурсовод-дилетант Лена (окончание)
— На кого учишься?
Лена засмеялась, но ответила:
— Я буду хозяйкой усадьбы, — у меня поднялись брови, но девушка продолжала, — а еще поваром, бухгалтером и плодовощеводом.
— У нас говорят, что скоро вся социальная сфера будет на местном бюджете, тогда, значит, всем и мало платить будут и зарплату задерживать.
— Лена, будешь моим экскурсоводом? – спросил я.
— Буду, — быстро ответила девушка, — а что вы хотите увидеть.
— Для начала твою усадьбу. Ты ведь хозяйка усадьбы, а говоришь тепла нет, пойдем.
По дороге я узнал, что в общаге живут еще около пятидесяти сирот из астраханских детских домов, что часть общаги – семейная. Подходя ближе к зданию, я не поверил своим глазам. В нем, на лестничных площадках начисто отсутствовали стекла, а в подъезде, не было двери. Каков был первоначальный облик кирпичной пятиэтажки знают, наверное, только старожилы. Из окна с лестничной площадки между третьим и четвертым этажами, выглядывал маленький ребенок. Сделав кадр, я сказал спутнице:
— Так же выпасть не долго.
— Но не падал же никто.
Далее мы поднялись вверх по лестнице. Обшарпанный подъезд третьего сорта.
— У нас раньше воды не было, но появился новый комендант, он сам из детдомовских, заплатил свои деньги по долгам общежития, теперь, хоть, вода есть. А то раньше во двор приходилось спускаться.
— А как у вас с продуктами здесь.
— Теперь хорошо, раньше на рынке все так дорого было. Теперь «Магнит» появился, там, знаете, какие, очереди. Можете сходить посмотреть.
До «Магнита» идти не стали, поскольку можно было представить какой это праздник для местных.
— А как тут с культурными заведениями?
— Есть дискотека в клубе.
— А кинотеатр?
— Какое там, Лена махнула рукой, — его закрыли еще до моего приезда, — вот мы мимо него как раз идем.
Действительно, стандартное кинотеатроподобное здание советской поры с отделанным фасадом в псевдоевропейском стиле. Баннер «Дон» указывает, что желающие могут здесь промочить горло.
— Раньше он назывался «Каспии», а теперь вот, — Лена усмехнулась, — антипатриотично. А сбоку магазин сделали.
Подтверждением тому, что это некогда был кинотеатр, является столб с пустующей рамой для вывески.
По дороге к нам присоединяется ленина подруга Наташа из семейной части общежития.
— Школа зарыта до понедельника, пока тепло не дадут. А дадут ли в понедельник – вопрос спорный. Так что моя Викуля дома играть осталась.
— Что же ваш Санакин не позаботится молодых камызякцах?
— Ему не до этого, он свой коттедж строит.
И тут у меня возникла мысль.
— Можете показать его коттедж.
— Это не в кулацком поселке? Спросила Лена у подруги.
— Нет, он в другом месте, — ответила Наташа. – Пойдемте, покажу.
Наташа – коренная жительница и поэтому про Камызяк знает многое.
— Что это за кулацкий поселок? – Я не смог удержаться от вопроса, изначально догадываясь об ответе.
— А это то, что у вас в городе называется Санта-Барбара, долина нищих. У нас еще есть птичий поселок, там строились, те, кто на птицефабрике работал.
Проходим мимо какой-то незавершенки, где даже не чувствуется никакой работы, хотя два этажа возведены.
Это давно уже бросили строить, — отвечает Наташа.
Добрались до центра. Много административных зданий, детский сад. Задержались у строящейся церкви. Скорее всего, культовое сооружение будет сдано к выборам, показать что власти забояться о верующих.
— Большой у вас город, тяжело передвигаться из одного конца в другой.
— А у нас же автобус есть, Камызяк–Тобола. Когда одна машина на маршруте, то интервал сорок минут, сейчас вот вторую пустили.
Так не торопясь с разговорами и дошли до коттеджа главного районного начальника.
— Тот, что с зеленой крышей, — подсказывают мне девушки.
Здание так себе, со сплитом, со спутниковой антенной. Если бы оно стояла на западе, то можно было представить, что там живет какой-нибудь прораб. Здесь же на общем фоне дом, да еще районного главы может вызвать только зависть.
Дождь начал усиливаться, нагло пытаясь перейти в ливень. Наступило время прощаться. Перейдя ерик Калмыцкий (еще одна неожиданность в названии), я поблагодарил своих спутниц за путешествие по городу Камызяк. На вопрос, приеду ли я еще раз сюда, ответил как-то неопределенно: — не знаю.
И действительно, при том, что увидеть и услышать пришлось мало, не помешало бы вернуться сюда еще раз, и при этом обязательно побывать в Тоболе, этаком научном центре района.
Жалко, что фотографии не сохранились, я отдал все снимки и негативы в штаб этого мудака Землянкина

Добавить комментарий