«Зимнее утро»

Уважаемый посетитель! Этот замечательный портал существует на скромные пожертвования.
Пожалуйста, окажите сайту посильную помощь. Хотя бы символическую!
Администрация сайта благодарит Вас за вклад, который Вы сделаете.

Вчера мы с Наташей отправились в Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда. Но он оказался закрыт, рукописный листок на двери сообщал, что 1 и 2 мая музей не работает. Хотя на сайте музея не сообщалось о нерабочих днях. Рядом находится Музей прикладного искусства Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии им. А. Л. Штиглица. Но и это заведение было закрыто. Последним в череде наших «музейных обломов» оказался музей Фаберже, который просто не работает по пятницам. Сочетался наш культпоход с нестабильной питерской погодой: дождь, снег, град одновременно. По возвращении домой Наташа предложила посмотреть фильм «Зимнее утро», который она 27-го января сего года видела по пятому каналу. Я же эту картину не видел вовсе. И потому не отказался от предложения. Ну… что я могу сказать.
Картина если не потрясла меня, то произвела сильное впечатление. Это, конечно, не экранизация эпопеи Александра Чаковского «Блокада» (если будет время, то я вернусь к анализу этой картины когда-нибудь), а яркий фрагмент жизни 11-летней девочки из блокадного Ленинграда. Почему-то вспоминается Таня Савичева, но тут речь о выживших и о том, как это выживание было ежеминутным, ежечасным.
Итак, жила-была в Коломне (для тех, кто не знает, Коломна — это не только город в Подмосковье, но и исторический микрорайон в Ленинграде/Санкт-Петербурге) девочка Катя, которая взваливает на свои хрупкие детские плечи заботу о маленьком мальчике, мама которого погибла при взрыве артиллерийского снаряда, а сам дом Кати и Серёжи (героиня не знала имени мальчика и нарекла его Сергеем) оказался разбомблённым. Казалось бы, нет ничего проще – сдать в приёмник-распределитель осиротевшего наполовину (отец мальчика на фронте) ребёнка и жить в квартире, выделенной райсобесом. Но Катя нуждается в «брате», даёт ему другое имя, записывает на свою фамилию и заботится о мальчике, проявляя подчас твёрдость в непростых ситуациях. Например, квартиру-то детям дали, а топить её оказалось нечем, и Катя отправляется к печнику…
Пересказывать содержание киноленты не хочется, и я настоятельно рекомендую посмотреть фильм.

Это экранизация повести Тамары Цинберг «Седьмая симфония». В фильме некоторые детали изменены. Например, в книге мама Серёжи не погибает, а бросает сына в квартире одного умирать (она узнаёт, что детей младше трёх лет на эвакуацию не берут), и сообщает соседке, что ребёнок умер от голода.
Книгу в формате fb2 вы можете скачать тут.
Ниже впечатления от фильма, которыми делится Наташа.
Это были впечатления Дамира от фильма, а теперь я попробую поделиться своими. Сначала скажу, что до 27 января этот фильм никогда не видела. Для тех, кто, возможно, не помнит, поясню, что 27 января 1944 года была снята блокада с Ленинграда, и в этом году исполнялось ровно 70 лет снятия блокады. Так уж вышло, что 27 января 2014 года выпало на рабочий день, Дамир был на работе, а я — в отпуске. Хотела заняться кое-какими домашними делами, но для начала взяла пульт и лениво защелкала им в поисках чего-нибудь интересного. Я помнила, что это за день, но как-то не придала значения: ведь наши центральные каналы освещают такие вещи очень скупо, по крайней мере, раньше встречала только пару-тройку кадров кинохроники, не более того…. Но пятый канал (молодцы питерцы, браво!), тот самый на котором вещает Петербург, весь день посвятил этой дате: воспоминания очевидцев, письма, фильмы…. Фильмы! Именно тогда я и наткнулась на «Зимнее утро», я не знала его названия, смотрела примерно с середины, но я включила и уже не смогла переключить. Сказать, что я сидела с мокрыми глазами, значит, не сказать ничего, я просто прорыдала весь фильм, сидя совсем одна в нашей пустой квартире. Про сюжет уже все сказано Дамиром и к нему я возвращаться не хочу, но некоторые детали настолько поражают, что говорить о них без слез нельзя. Пожалуй, больше всего меня поразили несколько сцен: суровая снежная зима, Катя разговаривает с еще одной женщиной, и они обе видят, как навстречу изможденная женщина везет сани с завернутым в тряпье трупом. Обе смотрят ей вслед, и девочка говорит: «А до кладбища еще так далеко… Не доедет…» А потом Катя с найденным мальчиком идет мимо ограды сада, там сидит на снегу человек, опираясь на полку, не поймешь мужчина или женщина, укутанный по самые глаза, сидит на снегу, потому что нет уже сил идти, но он еще жив. Его показывают несколько раз: сначала та сцена, что я описала, потом буквально через несколько минут он засыпан снегом с головы до ног, а в третьей сцене из снега только торчит его палка… ни могилы, ничего… Жуткая сцена на самом деле… И еще одна: Катю с мальчиком устроили в комнату, печки нет, еды тоже, разумеется. Катя привалилась к спинке стула и забылась, ей видится театр, танцуют «Лебединое озеро», «Танец маленьких лебедей», она поворачивается и видит буфет: фрукты, пирожные и множество других лакомств, продавщица в белом фартучке и кружевной наколке на волосах спрашивает ее: «Чего бы ты хотела, девочка?» и среди всего этого великолепия та говорит только одно слово, слово от которого перехватывает дыхание и наворачиваются слезы даже против воли: «хлеба…»
Фильм произвел на меня такое сильное впечатление, что, когда Дамир вернулся с работы, я поделилась впечатлениями и взяла с него слово, что мы посмотрим «Зимнее утро» уже вдвоем, он фырчал и отнекивался, но сегодня, видимо, под влиянием приближающегося Дня Победы, мы его, наконец-то, посмотрели. Как вы уже поняли, я человек очень эмоциональный, а вот Дамира довести до состояния, когда перехватывает горло, не так легко, но я заметила, как он несколько раз останавливал пленку и нервно курил, говорил, что фильм очень тяжелый и он переживает, подозреваю, что он не плакал только потому, что является представителем сильной половины человечества, а мужчины, как известно, не плачут.
Подводя итог своему многословию, скажу: я не поставлю этот фильм в один ряд ни с одним известным мне фильмом о войне, потому что он не о войне, он о блокаде, он отличается от них, войну изнутри показывали многие, а вот блокаду…Мне думается, что «Зимнее утро» надо было показать тогда, в январе, не по пятому каналу, вернее, не только по нему, а по какому-нибудь ОРТ и РТР и не глубокой ночью, а часов в девять, вместо какого-нибудь слезливого сериала. Или хотя бы показать его сейчас, на 9 мая, например… А еще… Показать бы этот фильм в наших школах теперешним ученикам. Просто, когда смотришь, осознаешь, что все это мы учили в школе по истории, но только слегка позабыли, что ли… У нас в памяти при словосочетании «блокада Ленинграда» всплывет, вероятно, пара-тройка кадров кинохроники, да несколько строчек в учебнике истории, да и все, но мне теперь будет еще вспоминаться «Зимнее утро», не только 27 января, но и 9 Мая.
От Дамира. Всё уговариваю Наташу завести свой блог, так как пишет она в сто раз лучше меня. И должна писать. И как можно чаще.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.