Михаил Пиотровский: Музеи лучше окружающего мира

Я стараюсь тщательно формулировать мысли, но меня не всегда правильно понимают. На этот раз речь идет об акте вандализма в отношении «Медного всадника». Появились сообщения, будто я высказался за ужесточение наказания тем, кто оскверняет памятники.

Мы опубликовали заявление Союза музеев России. В нем три пункта, наказание не самый главный из них. Наказание, сколько ни повышай, ничтожно для тех, кто покушается на памятники. Кто-то из депутатов предложил в качестве наказания общественные работы. Грубо говоря, «сортиры чистить». Возможно, это правильно.

Второй пункт нашего заявления — охрана памятников. В царское время возле Александровской колонны и «Медного всадника» стояли будки с солдатами. Сейчас недалеко от «Медного всадника» находятся Конституционный суд и Президентская библиотека, их охраняет ФСО. Понятно, что охранник возле Конституционного суда не бросится на помощь памятнику. Но в его обязанностях должен быть пункт немедленного вызова милиции.

И наконец — самое главное. Утрачено уважение к культуре, к ней стали относиться как к бытовому развлечению. Не стыдно лечь на газон в музее-заповеднике, сфотографироваться в обнимку со статуей, взобраться на крышу памятника… Селфи в музеях не запрещаются, но это один из показателей невысокого уровня культуры.

Продолжение темы — то, что происходит на Дворцовой площади. Туда стремятся устроители разных мероприятий потому, что площадь большая, на ней нет движения, которое надо перекрывать. Удобно: пришел, делай что хочешь.

Лето на Дворцовой площади для нас прошло в тяжелой борьбе, несмотря на то что город нас поддерживает. В связи с нашим протестом праздник допризывников с мотоциклетными гонками перенесли в другое место. Решаются проблемы, связанные со звуком от концертов. Делаются замеры, звук уменьшают.

Но продолжается давняя дискуссия о том, что может происходить на главной площади города. Здесь проходят парады, праздники, спортивные старты… Уместно то, что происходит в режиме флешмоб. Что касается больших праздников, хороший пример — День города. Ставится сцена, на ней концерт, палатка, где проходит прием губернатора. Кинофестиваль «Послание к человеку» использует площадь со смыслом, а не как пустое место.

Восставать приходится против бесконечного строительства по разным поводам сцен и вип-палаток рядом с Александровской колонной. Нас уверяют, что быстро построить и снести их невозможно. В результате открыточный вид города уродуется. Людям неудобно стоять в очереди в Эрмитаж. Не подойти к Главному штабу, где замечательные экспозиции, но мало посетителей. Главный штаб не Зимний дворец, куда автобусами привозят туристов.

Когда на Дворцовой площади нет ничего лишнего, люди гуляют, сидят, фотографируются, катаются на роликах. Мы думаем о том, чтобы создать в Эрмитаже, на Дворцовой площади и на Большой Морской то, что мы называем «Форум». Активное общественное пространство, живущее в ритме музея. На первом этаже Главного штаба открыты кафе, магазины, проходят фотовыставки, мастер-классы… Все это мероприятия, которые притягивают публику.

Площадь должна стать продолжением Эрмитажа. Часто о городе-музее говорят, что в нем плохо жить. Но это не так. Находясь в музее, человек ощущает, что допустимо, что нет. Заливать каток на главной площади города нельзя, а устроить акцию — поставить деревья в кадках и повесить на них высказывания великих людей — можно.

Уже давно идет дискуссия: современный музей похож на храм или на торговый мол? С одной стороны, музей — храм, к нему должно быть глубокое уважение. С другой, не только выставками, но и ресторанами, кафе, магазинами он создает среду, благоприятную для посетителей. Создает среду и дарит ее городу.

Музеи инициируют много вещей, важных для общества. Немало инноваций рождено и придумано Эрмитажем. Как пример — наша система бесплатных билетов. Из 4 миллионов посетителей в год треть к нам приходят бесплатно — дети, студенты, пенсионеры. Для россиян билеты со скидкой. Мы все просчитали, деньги на льготное посещение идут от продажи билетов за полную стоимость. Люди, купившие такой билет, могут пройти в музей без очереди. Таких посетителей много.

Наш опыт восприняли, но неправильно. Министерство культуры заставляет другие музеи вводить бесплатные посещения. Не всем это по силам. Многие музеи живут за счет денег за билеты. Есть музеи, где основные посетители — дети. Ничего страшного, если в бюджете города будет заложена строка — поход в музей для детей. Раньше была государственная программа — детский туризм, экскурсии оплачивались централизованно.

В свое время мы придумали музеи-спутники Эрмитажа. Теперь это превращается в систему мегакомплексов. Во Владивостоке предполагается открыть комплекс Эрмитаж — Русский музей — Третьяковская галерея. Из Министерства культуры рассылкой-веером в разные музеи приходит инструкция: подумать о возможности создания филиала в Нижнем Новгороде. Мегафилиал задушит музеи в собственном городе. Туристы в филиал ходить не будут, они приезжают смотреть что-то оригинальное.

Проблема есть, ее надо решать. Это лучше, чем устроить музейный передел.

Первые открытые фондохранилища появились у Эрмитажа. Теперь идет борьба, чтобы на их строительство музеям выделялись деньги. У каждого должно быть собственное фондохранилище. Коллекции — отличительная черта, особенность музея. Открытое фондохранилище — способ их показа.

Есть темы, которые мы обсуждаем в профессиональном кругу. На днях прошло заседание Международного консультативного совета Эрмитажа. Он собирается каждый год, в него входят известные представители мирового музейного сообщества.

На этот раз мы рассказывали коллегам о стратегии развития музеев России. Там несколько пунктов. Прежде всего это автономность принятия решений. Музеи лучше чем кто-либо знают, что им надо делать. Поэтому влияние бюрократов должно быть ограничено. Еще более важный пункт стратегии — неприкосновенность коллекций. То, что собрано в фондах, — бесценное сокровище. Музейных переделов быть не должно. Стоит начать, все завершится приватизацией.

Основа любого музея — хранилища и наука. В них сосредоточено то, что ведет к просвещению людей. Развлечение не входит в задачу музея. Хотя иногда это происходит. По итогам анализа Instagram десяти музеев мира, которые надо посетить, на первом месте Лувр, второй Эрмитаж. Отмечается, что рейтинг Лувра повысился потому, что певица Бейонсе с супругом рэпером Джей Зи сняли клип на фоне его знаменитых картин и статуй. Как пишут, упоминаний Эрмитажа стало больше после того, как девушка из Татарстана обнажила грудь перед картиной «Обнаженная» Помпео Борра.

В профессиональном кругу мы обсуждаем проблемы взаимоотношений музеев и мира, который их окружает. В какой степени музей имеет право вводить свои правила? Там можно, к примеру, показывать обнаженные фигуры, шокирующее многих современное искусство, допускать политические некорректности… Но в музее нельзя бегать, кричать, есть мороженое… Существует набор правил, которые музей навязывает посетителям.

Юридический нюанс — проведение экскурсий. У музея на это монополия, что связано с порядком в залах и качеством экскурсий. Легко определить, человек водит по музею гостя или экскурсию. Иногда сторонние гиды несут чушь, не стоит думать, что только китайские. Важно, чтобы информация была правильной.

Вообще-то музеи лучше окружающего их мира. Они создают особую атмосферу защищенности. И дают образцы, как сделать жизнь лучше.

Добавить комментарий