Потеря для русской культуры. Почему сгорела усадьба «Руново», связанная с именем Пушкина

В Гатчинском районе сгорела усадьба «Руново», связанная с именем Пушкина. Она расположена всего в километре от знаменитого домика няни Арины Родионовны в Кобрине. Печальное событие уже громко назвали «потерей для русской культуры». Увы, мечта о пушкинском заповеднике, с инициативой создания которого еще тридцать лет назад выступал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, становится все более призрачной…

Так выглядел господский дом усадьбы «Руново» десять лет назад. Фото автора
Так выглядел господский дом усадьбы «Руново» десять лет назад. Фото автора

История усадьбы «Руново» начинается с XVIII века, когда ее владельцем стал Абрам Петрович Ганнибал, легендарный арап Петра Великого. Позднее земля отошла его сыну — капитану морской артиллерии Осипу Абрамовичу Ганнибалу. Пушкину он приходился дедом. Затем имение стало приданым будущей матери поэта Надежды Осиповны, когда в 1796 году она венчалась с Сергеем Львовичем Пушкиным.

Именно сюда привезли Арину Родионовну, когда шла речь о ее «трудоустройстве» няней. В этом имении в возрасте около года побывал и сам будущий поэт…

В 1809 — 1837 годах усадьба принадлежала мореплавателю Юрию Лисянскому — одному из главных участников первой в истории российского флота кругосветной экспедиции. Гостями «Руново» в свое время были Николай Гоголь, Тарас Шевченко, Николай Римский-Корсаков и многие другие деятели культуры.

Правда, нынешнее сгоревшее здание не пушкинского времени, а точная копия, построенная в 1887 году после случившегося здесь пожара. Господский дом, двухэтажный, деревянный, с балюстрадой по краям кровли, возвели на старом фундаменте. И уже в этом доме в 1905 году провели лето Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус.

После революции тут помещалась средняя школа, затем интернат для слепых, с 1961 года — областная туберкулезная больница. В мае 1989-го здесь произошел пожар, уничтоживший бельведер, украшенный большими часами. После чего больница выехала, и здание пустовало, фактически было брошено, невзирая на то что было взято под охрану государства еще в 1974 году и числилось объектом культурного наследия федерального значения.

Отдельная история — с живописным старинным парком. В 1990-х годах, по словам известного гатчинского краеведа Андрея Бурлакова, здесь были нарушены охранные зоны. Попытки остановить процесс не увенчались успехом: на власть капитала управы не нашлось. В парке появились коттеджи…

В 1994 году бесхозная усадьба была сдана в аренду коммерческой структуре, которая, однако, довольно быстро от нее отказалась: слишком значительными показались ей затраты на восстановление. Хотя состояние господского дома тогда еще было достаточно сносным.

— Несчастная судьба у «Руново», — говорит Бурлаков, кстати, первый директор народного музея в Суйде. — Во все областные пушкинские праздники ее почему-то обходили стороной, хотя ведь это одно из самых пушкинских мест нашего района. Многие почитатели поэта и просто ценители старины просили меня показать эту усадьбу, и всякий раз, когда мы здесь бывали, сердце кровью обливалось.

Господский дом рушился буквально на глазах. Сначала провалилась крыша, потом началось мародерство: были украдены старинные печи, вскрыты и растащены полы, выставлены окна, а потом начали просто заваливаться стены. Автору этих строк довелось побывать тут лет пятнадцать назад: стены еще стояли, целы были даже резные наличники на окнах, и все было открыто настежь…

— Сколько за многие годы мной было написано газетных статей, обращений во все инстанции по поводу трагической судьбы «Руново», — сокрушается Бурлаков. — Но чиновники всякий раз почему-то отмахивались: никто не хотел брать на себя ответственность. В качестве одной из отговорок звучало, что, мол, поскольку там была туберкулезная больница, то здание может быть заражено. Да ничего подобного! Иначе почему, брошенное, оно было открыто всем?

Почти десять лет назад парламентарии Петербурга, Ленинградской области, Государственной думы поддержали идею создания в Гатчинском районе государственного музея-заповедника «На земле предков А. С. Пушкина». В перечне объектов значилась и усадьба «Руново». И тогда в документах говорилось о необходимости срочных мер по ее восстановлению. Увы, с тех пор прошло уже почти десять лет, а ничего не изменилось.

По словам очевидцев, побывавших внутри бывшего господского дома еще несколько лет назад, все стены внутри были исписаны стихами, в том числе «трудами» начинающих поэтов. По ветхой лестнице можно было забраться на верхний этаж, оттуда открывалась панорама деревни…

Пожар случился ночью. Погода была сухая, ветреная, огонь быстро распространился по деревянным стенам и перекрытиям, и когда на место прибыли пожарные, от дома уже мало что осталось… Как отмечает главный хранитель музея-усадьбы «Суйда» Наталья Спичак, центральная часть выгорела полностью, пострадали флигели.

Что теперь? Реставрировать нечего. Единственный выход — точно так же, как почти полтора века назад, на старом фундаменте построить точную копию господского дома. В свое время, еще в 1980-х годах, были сделаны обмеры, проведена фотофиксация.

— Полноценный музей в «Руново» делать не из чего — нет подлинных экспонатов, но почему бы не сделать тут базу отдыха или культурно-выставочный пушкинский центр? — считает Бурлаков. — И возможность посмотреть сверху на окрестности, несомненно, тоже многим будет интересна. Сегодня, когда наши сограждане с удовольствием путешествуют по родному краю, подобный объект был бы очень востребован в рамках маршрутов выходного дня…

Увы, в свое время не удалось добиться создания пушкинского заповедника. А теперь наследие, связанное с именем великого поэта, гибнет по частям. Может быть, хотя бы пожар руновской усадьбы привлечет внимание чиновников и к ее судьбе и к идее создания пушкинского заповедника?

Сергей Глезеров,
Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 156 (6255) от 27.08.2018 под заголовком «Руновское пожарище».

Добавить комментарий