Ручка от первого секретаря Обкома КПРФ

Ручка от первого секретаря Обкома КПРФ

В первой записи моего ЖЖ я высказался, что буду голосовать за КПРФ. Сегодня произошел забавный случай. В нашей бюджетной конторе, где я вкалываю за гроши, понадобилось перевести четыре стола из гостиницы «Лотос» в департамент торговли (тот, что на «Розочке»). В фойе гостиницы я встретил своего очень хорошего знакомого, профессионального журналиста и вообще, замечательного человека Константина Гузенко, в компании, кого бы вы думали? Николая Васильевича Арефьева и, как мне потом сказали, там был еще и сам Геннадий Андреевич Зюганов (где были мои глаза, абыдно, взял бы автограф. а так я даже не заметил). С Гузенко мы перекинулись парой слов и после чего я обратился товарищу Арефьеву с такой фразой, от которой он, кажется, опешил: «А знаете, Николай Васильевич, я на этих выборах буду голосовать за коммунистов». Нас с Николаем Васильевичем связывает долгое знакомство. Даже не знаю, как это знакомство и определить. Ни плохое, ни хорошее. Хотя может быть и хорошее. А дело было так…

Весной 1991 года, перед знаменитым референдумом по сохранению Советского Союза, где все демократические силы хотя и были настроены на сохранение союза, но конечно не в формулировке, предложенной Горбачевым. Николай Васильевич тогда был одновременно и первым секретарем Советского райкома КПСС и Председателем Совета народных депутатов Советского района. А я был неформалом из Независимого Клуба Избирателей и учился в медицинском училище на третьем курсе. Николай Васильевич приехал в медучилище с агитмиссией по референдуму. Проходило все это в кабинете директора (тогда директором у нас был очень добрый дяденька — Михаил Сергеевич Шиганов). Я каким-то образом узнал про это и сумел протиснуться туда (то ли там старост собирали, а я напросился). В общем он выступил, а потом должны били начаться вопросы. «И тут Остапа понесло». Я выступил с критикой союзных властей. Припомнил кровавые события в прибалтике, заявил, что «союз на штыках нам не нужен» (это было чуть ли не рефреном), что союзные республики живут за счет России (что в общем то так и было). Это схватка закончилась тем, что директор, видя, как Николай Васильевич нервно реагирует на оппонента, объявил, что дальнейшая часть собрания будет только для педколлектива (что то вроде, отдохните, господа студенты). Многие годы спустя, те преподаватели, которые застали тот диспут, встречая меня, вспоминали собрание у директора.

Но вернусь к дню сегодняшнему, то есть к 4 октябрю 2006 года. Опешевшему первому секретарю, я объяснил свою принципиальную позицию, что барьер в семь процентов пройдут только три партии: едро, жириновцы и коммунисты. Едро — организация коррупционеров и олигархов, жириновцы — маргиналы (если не сказать больше) и фактически партия Кремля-2 (Московского кремля), правые партии не пройдут (пролетят, как на прошлях федеральных выборах). И реальной оппозицией остаётся, как ни странно КПРФ. А в нынешнем раскладе кандидатов у коммунистов наиболее порядочные люди. По крайней мере, так хочется верить. Ну и в свою очередь я проголосую не один, а мама, сестры, друзей всех проагитирую. Николай Васильевич улыбнулся и протянул мне белую шариковую ручку с большими красными буквами КПРФ: «Раз Вы голосуете за нас — это Вам». Для не шибко соображающих говорю, это был не подкуп, а выражение симпатии. Мог ли я, демократ первой волны, в 1991 году предполагать, что когда-нибудь я буду голосовать за коммунистов?

Времена меняются и мы меняемся вместе с ними. Эту фразу я когда-то учил на латыни в медучилище наизусть (цитирование было чуть ли не зачетным делом).

Добавить комментарий